19 сентября воскресенье
СЕЙЧАС +2°С

Какие мухи укусили тюменцев?

В тюменском драмтеатре в минувшие выходные состоялась долгожданная премьера экзистенциальной драмы «Мухи. Сартр». Театр «Буриме» вынашивал эту постановку с прошлого лета. Что же в итоге получилось, посмотрел и оценил журналист проекта «Отдых» сайта 72.ru.

Поделиться

Поделиться

Изволь немедля прекратить свой жизнерадостный бред!
Ты видишь свет во мне, но это есть твой собственный свет.
Твоя ответственность безмерна – ты свободен,
Ты убил свою мать!

Оргия праведников «Убить свою мать»*

В тюменском драмтеатре в минувшие выходные состоялась долгожданная премьера экзистенциальной драмы «Мухи. Сартр». Театр «Буриме» вынашивал эту постановку с прошлого лета. Что же в итоге получилось, посмотрел и оценил журналист проекта «Отдых» сайта 72.ru.

Экспериментальная постановка по пьесе Жана-Поля Сартра «Мухи» полгода находилась в строжайшем секрете. Наконец, 9 и 10 марта она была предложена на суд зрителей. Сама история драмы стара как мир. Это переработанная Сартром трагедия Еврипида об Оресте — сыне правителей Аргоса Агамемнона и Клитемнестры, зарезавшего свою мать и ее любовника Эгисфа из мести за убитого ими отца. Жестко расправившийся пятнадцать лет назад с Агамемноном Эгисф переложил свою вину за убийство на всех горожан, которые смалодушничали и не заступились за своего правителя. Теперь их тела ежесекундно терзают мухи, а души раз в год истязают мертвые родственники. Для них жители Аргоса устраивают пир, их они всячески ублажают. Но это все не более, чем самообман, интрига сильных мира сего — царя Эгисфа и бога Юпитера. Таким оригинальным способом они вот уже 15 лет держат Аргос в подчинении. Но после долгого скитания возвращается Орест, и чтобы познать себя, он решает отомстить за отца и спасти земляков.

Алчность и страсть есть мать, 
Когда сосредоточенным сознанием 
мы вступаем в чувственный мир, 
мир страстей и вожделений, 
и пытаемся найти все эти страсти, 
но видим лишь стоящую за ними пустоту, 
когда нигде нет привязанностей, 
это называется убить свою мать! 
Рок-группа «Оргия праведников»

Впрочем, тем, кто не читал самого автора «Мух», смотреть тюменскую драму будет довольно трудно – несмотря на то, что актеры следовали за автором слово в слово без экспромтов, некоторые детали все-таки остались за кадром. Кроме того, есть и возрастное ограничение 16+ в основном из-за литературного языка и смысловой сложности произведения. На сцене из предметов насилия – топор, но Сартр – не Чехов, и топор на протяжении всей постановки не «выстрелил» ни разу.

По задумке режиссера Дмитрия Лимбоса, тюменская постановка максимально удалена от античного контекста, а вместе с ним из списка действующих лиц вычеркнуты все второстепенные персонажи. Зато максимально усилен строй горожан Аргоса, в качестве которых выступает весь зрительный зал. Именно зрителей сестра Ореста Электра призывает перестать бояться своих мертвецов и жить прошлым. Именно им Орест вдохновенно рассказывает о свободе и выборе. Всего на сцене появляются пять актеров. Сам Орест больше похож на простого обывателя, нежели на скитающуюся особу голубых кровей. Тиран Эгисф, узурпировавший власть и волю народа, внешне очень напоминает Парфена Рогожина (в роли Владимира Машкова) из сериала «Идиот» Достоевского, а в сценах с топором — самого Родиона Раскольникова. Его любовница Клитемнестра (у Сартра — старая толстуха) в тюменской постановке выглядит свежо и энергично, почти как госпожа Бовари. Юпитер — римский Зевс — настолько агрессивен и истеричен, что от вербальных угроз нередко прибегает к рукоприкладству. Инфантильная Электра, как оторвавшийся от дерева листок, мечется от грез к реальности и обратно. Актеры постоянно находятся в движении: убегают, догоняют, хватают, отталкивают друг друга, находятся в постоянном контакте не только друг с другом, но и с окружающим их миром — падают, путаются, вскакивают на стол, роняют стулья. Экзистенциализм, да и только.

Конечно же, не обошлось и без мух (они же — муки совести). В роли этих навязчивых насекомых выступали металлические нити, растянутые по всей сцене. И это несколько меняет смысл драмы: теперь уже не мухи облепляют человека, а он сам, по своей воле попадает к ним. Например, Эгисф обматывает муки-цепи вокруг шеи, как удавку, Электра хватается за них, пытаясь устоять на ногах, а Орест брезгливо отмахивается.

Тюменская постановка пытается уйти не только от Еврипида и его кающегося Ореста, но и от антифашистских аллегорий Сартра (драма была написана в 1943 году — как говорится, на злобу дня). Каждый зритель сам сделает выводы о степени своей свободы и о размерах своего внутреннего рабства. Равно как и ответит на вопрос, действительно ли настоящая жизнь начинается по ту сторону отчаяния.

Фото: Фото автора

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Тюмени? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Загрузка...
Загрузка...