16 июля четверг
СЕЙЧАС +24°С

«Обещали 40 тысяч, а получил срок». Откровенные истории трех тюменских школьников-наркозакладчиков

Публикуем монологи ребят, отбывающих сейчас сроки за закладки

Поделиться

В колонии подростки тяжелее всего приспосабливаются к распорядку дня — они не привыкли каждый день просыпаться в 6 утра

В колонии подростки тяжелее всего приспосабливаются к распорядку дня — они не привыкли каждый день просыпаться в 6 утра

Призрачный миф о заработке легких денег толкает людей на преступления. Один из бичей современности — наркотики. Колонии для взрослых кишат людьми, осужденными за такие преступления. Большие сроки получают наркокурьеры, перевозящие килограммы запрещенных веществ, и наркозакладчики — разбрасывающие мелкие дозы по укромным местам Тюмени.

В нелегальный бизнес идут не только взрослые, но и дети. Мы отправились в Тюменскую воспитательную колонию и поговорили с тремя подростками, попавшимися на закладках.

«Хотел выучиться на права»

Денис, 18 лет. Получил 2 года 6 месяцев лишения свободы

— Я жил с родителями, учился в техникуме. Закладки пошел раскладывать, потому что нужны были деньги — тогда мне было 17, я хотел выучиться на права. Период был тяжелый. Я прогуливал учебу, теперь жалею очень, столько знаний не получил.

Подростки говорят, что им очень важна поддержка родных

Подростки говорят, что им очень важна поддержка родных

«Подработку» нашел в интернете. Вернее, они сами меня нашли — написали в соцсети «ВКонтакте». Молодой парень, наверное, фейк-аккаунт, добавился в друзья и спросил, не хочу ли я подработать. Я подумал, что нужно что-то в интернете делать, начал расспрашивать. Он писал, что работа очень легкая — нужно просто ходить по городу и раскладывать закладки. Тогда я не понял, о чем идет речь — не знал о таком. Начал расспрашивать, он написал, что раскладывать запретные вещества. Я подумал, что трава — это то, что я знал из наркотиков. Он сказал, что можно 40 тысяч рублей в неделю заработать.

Сначала я отказался, но через неделю изменил свое мнение. Уже девять месяцев сижу здесь и все думаю, что же меня заставило согласиться? До сих пор не знаю. Я написал ему, он предложил перенести общение в мессенджер Telegram. Сбросили адрес, где нужно забрать пакет, и сказали, что я сам должен решить, где раскладывать. Я пришел в техникум, показал другу эту переписку, и мы вместе решили на этом подзаработать. Забрали и недалеко все раскидали. Получили 4,5 тысячи рублей, поделили поровну. Свои деньги я потратил на еду.

На второй день еще адрес скинули. Мы опять вдвоем с другом поехали. Забрали, пошли делать закладки. Я сделал закладку у столба, потом проехала машина Росгвардии. Потом пошли дальше закладку делать, у другого столба, и тут опять те же росгвардейцы ехали. Остановили нас, сразу спросили: «Есть ли запрещенные вещества при себе?» Сказали правду. Все изъяли, у нас 36 граммов наркотиков было.

Когда задержали — было очень страшно. Я даже не знал, что за такое можно попасть в колонию, не думал, что мной может заинтересоваться полиция. Я последствий не предвидел, был уверен, что все будет нормально. Чистая мания денег.

Родители были в шоке. Мама много плакала, папа корил себя, что не уследил за мной.

Уже в колонии я окончил 11-й класс. Работаю на швейном производстве, получаю 3–3,5 тысячи рублей в месяц. Выйду — начну новую жизнь. Хочу устроиться на работу, не знаю, повлияет ли то, что я был осужден, на трудоустройство. Если в армию возьмут, то будет замечательно.

«Стыдно было просить деньги у отца»

Игорь, 17 лет. Получил 1 год и 4 месяца лишения свободы

— Я из ХМАО. Учился в 11-м классе, учился хорошо — на четверки-пятерки. Хотел поступать в Тюмени или в Москве на что-то, связанное с машиностроением, ракетостроением. Увлекался этим.

У нас была сложная ситуация дома. Отец раньше в милиции работал, потом в нефтяной компании. Их небольшой филиал закрывали, папе обещали, что через полгода ему предложат работу, но потом сказали, что никакого нового места не будет. Мы жили в достатке, а потом денег не стало. Мама до этого не работала, но начала искать работу, отец устроился к другу. Но финансов все равно не хватало.

Подросток очень сожалеет о том, что совершил такой проступок

Подросток очень сожалеет о том, что совершил такой проступок

Мне стыдно было подходить к отцу и что-то просить. Хотел как-то помочь. Сел за компьютер, начал просматривать объявления. Вакансии промоутеров были, но это единоразовый заработок, да и получаешь ты, грубо говоря, 500 рублей и все. А мне нужно было что-то постоянное и доходное.

Во «ВКонтакте» увидел объявление о продаже наркотиков. Мне написали, спросили, есть ли желание зарабатывать от 40 тысяч рублей в неделю. Потом общение перевели в мессенджер Telegram.

О том, что нужно делать, говорят после того, как внесешь залог или сбросишь фото паспорта. Я выбрал второе. Это было гарантией, что человек не заберет товар себе. Я мало знал об этом, даже не предполагал, что за такое грозит серьезное наказание.

Заработать не успел. Первая неделя — это стажировка, когда ты работаешь бесплатно. Я успел проработать три дня, разносил одну партию. Задержали меня во дворе дома. Пока никого не было, я у подъезда присел, сделал закладку, начал доставать телефон, чтобы сфотографировать место. Потом повернулся и увидел, что тут женщина с коляской стоит, там — пара, машины по двору заездили, а из-за поворота выехала Росгвардия. Я резко встал, занервничал, запаниковал, они это увидели. Подошли ко мне, спросили, что я здесь делаю. Я начал врать, что ключи ищу и живу в этом доме, но когда спросили про номер квартиры, то сразу признался, что я из другой части города. Меня спросили, есть ли при себе наркотические вещества, не стал изворачиваться — ответил правду. При себе было 4,5 грамма, в тайниках мы собрали потом еще около 5 граммов. Только на следствии узнал, что за наркотик я раскладывал — это была «соль».

Пока мы стояли у дома, мне позвонил отец. Спрашивал, куда я дел плоскогубцы. Я ему ответил, что меня задержали с наркотиками, он не сразу понял. Потом быстро приехал, был со мной все время. Говорил, что я дурак. Все меня поддерживали: и родители, и друзья, и их родители, и знакомые.

В колонии я окончил 11-й класс, работаю на швейном производстве, отучился тут на столяра. Мне это нравится, я все детство в мастерской провел. О ракетостроении придется забыть. Думаю о том, что буду делать после того, как выйду отсюда. Найду работу, буду учиться заочно, наверное.

«С 13 лет употреблял наркотики»

Стас, 17 лет. Получил три года лишения свободы

— На воле я учился в школе, окончил 10-й класс. Увлекался скейтбордингом и видеомонтажом. Сюда попал из-за закладок, но сам их не делал — нужды не было. Я нормально зарабатывал на монтаже.

С 13 лет я употреблял наркотики. Сначала был спайс, но не постоянно — редко. В первый раз попробовал со старшими друзьями. Потом стал чаще. Еще употреблял «соль», но в последнее время она вызывала сильную неприязнь, плохо становилось от одного запаха. Еще были кодеин, экстези...

Стас хочет попасть в армию после освобождения. Но ему придется ждать, пока погасится судимость

Стас хочет попасть в армию после освобождения. Но ему придется ждать, пока погасится судимость

В декабре мы с другом ходили за моей закладкой, а потом — за его. Я не знал, что он наркозакладчик. Только потом друг сказал, что ему нужно разложить, ну я и ответил: «Иди, делай».

Он отошел к забору, чтобы положить наркотик, в этот момент сзади проехали росгвардейцы. Друг встал, мы пошли, потом увидели, что они на перекрестке развернулись и побежали. Нас догнали. Товарищу было 15 лет на тот момент, а статья — с 16 лет. Вот и получилось, что закладчиком по делу стал я. На меня просто перевели всё как на соучастника. Другу ничего. Изъяли тогда 38 граммов наркотиков.

Я знал, что мне грозит наказание за употребление наркотиков. А вот что за закладки бывает — не знал.

До приговора находился под домашним арестом. Теперь я здесь. Работаю на швейном производстве. Хочу назад домой. Аттестат тут получу. Пойду в вуз. Попробую дистанционно учиться. На информационные системы, может, на психологию.

Как подростки отбывают сроки

Тюменская воспитательная колония заполнена на треть. Учреждение рассчитано на содержание 184 человек, сейчас здесь всего 64 человека. Это дети из Тюменской и Курганской областей, ХМАО и ЯНАО.

— Еще два года назад у нас было более 90 воспитанников, сейчас на треть меньше. Для подростков много альтернативных видов наказаний. В основном к нам попадают ребята, совершившие тяжкие и особо тяжкие преступления. Это причинение тяжкого вреда, наркотики, кражи, разбои и преступления против половой неприкосновенности, — рассказал Евгений Опарин, начальник Тюменской воспитательной колонии. — Они все разные. Бывают и сложные, «криминально запущенные», как мы говорим, с воровскими понятиями. Но сейчас таких все меньше и меньше. Гораздо больше «педагогически запущенных» — это примерно каждый третий. Или даже второй. Такие дети в школе не хотели учиться, в семьях у них зачастую не все благополучно. Здесь у нас они под присмотром, накормлены, учатся, многие работают, занимаются спортом или творчеством.

С ребятами постоянно работают воспитатели и психологи. Все стремятся к тому, чтобы дети вернулись домой и больше не возвращались в места лишения свободы.

— У нас не принято называть их осужденными. Либо воспитанники, либо ребята. Не хочется, чтобы подобные криминальные моменты к ним прилипали. Да, они совершили проступок, но их нужно отсюда вытащить, чтобы они повторно не пришли к нам. Чтобы не было клейма, что он пошел с «малолетки», как говорят, и дальше всю жизнь сидит. От этого нужно уходить, — поясняет Евгений Опарин. — Почему они к нам попадают? Все очень просто. Где-то родители недосмотрели, кто-то попал в плохую компанию. По-человечески их жалко. У них в голове ничего не сформировалось, а уже преступления совершают. Мы делаем все, чтобы ребята забыли о том, что были у нас.

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ1
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ2

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!