7 апреля вторник
СЕЙЧАС +0°С

Хотели, как в Европе, а получилось как всегда

Споры и дискуссии на очередном заседании авто-пресс-клуба вокруг новых поправок к закону об ОСАГО, вступивших в силу 1 марта 2009 года, приоткрыли журналистам, а вместе с ними и простым автолюбителям, ряд любопытных фактов и обнажили множество проблем, ко

Поделиться

" src=

" src=

Споры и дискуссии на очередном заседании авто-пресс-клуба вокруг новых поправок к закону об ОСАГО, вступивших в силу 1 марта 2009 года, приоткрыли журналистам, а вместе с ними и простым автолюбителям, ряд любопытных фактов и обнажили множество проблем, которые существуют на российском рынке автострахования. Напомним, заседание пресс-клуба с участием представителей крупных страховых компаний, ГИБДД и Союза автолюбителей Тюмени состоялось 16 марта.

Идея ввести европротокол и прямое урегулирование убытков произрастает из желания во всем быть похожими на самые продвинутые западные страны, где подобные схемы работают уже десятки лет и уровень удовлетворенности клиентов намного выше, чем у нас. Но, по мнению генерального директора СК «Северная казна», заместителя председателя комитета по европротоколу Российского союза автостраховщиков Александра Меренкова, теми, кто лоббировал скорейшее введение этих поправок, двигали личные мотивы. В частности, депутаты хлопотали к новым выборам в Госдуму.

«Парламентарии, сказав «А», не сказали «Б». Ряд изменений, которые нужно было также внести в закон, чтобы он полноценно заработал, так и не утверждены. И когда их внесут, не известно. Можно сказать, что с 1 марта страна вступила в новую эру взаимоотношений между автовладельцами и страховыми компаниями, но как это будет происходить в реальности, никто на самом деле не знает», – отметил Александр Меренков. А президент Союза автолюбителей Тюмени Владимир Раков так и вовсе уверен, что поправки придумало страховое лобби, которое рассчитывает таким образом очистить рынок от мелких компаний и заполучить себе их кусок клиентского пирога: «В первое время после введения ОСАГО они гребли деньги лопатами. А как доходы закончились – опять зашевелились».

Напомним, принятие закона о прямом урегулировании убытков планировалось еще летом прошлого года. Однако РСА обосновал перенос сроков вступления поправок. Однако и сегодня специалисты и потребители видят в нем массу несуразностей.

«Очевидно, что очень многие моменты не проработаны, – говорит Александр Меренков. – Простой пример: как участники ДТП будут сами определять, вызывать им ГИБДД или нет. Я знаю, что в ряде регионов ГИБДД выступают против изменений в их нынешнем виде, поскольку возникнут различные риски. Например, у водителей в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, угонщиков возникает возможность при ДТП скрыться от правосудия. Другой нюанс: необходимо иметь определенные навыки для правильного заполнения всех документов по ДТП. В случае неправильного составления бумаг страховая компания вполне может не принять их к рассмотрению. Что тогда делать автовладельцу? И потом, виновность человека у нас все-таки определяет суд. А здесь возникает ситуация, когда подобное решение ложится на плечи страховой компании. Что делать, если участник ДТП с таким решением не согласен?».

Александр Меренков предложил представить ситуацию: участник ДТП оформил документы, но страховая компания по каким-то причинам ему отказала, с чем человек пойдет в суд? У него на руках будет только извещение о дорожно-транспортном происшествии. «У судей, я думаю, первое время будет шок: два человека собрались, чего-то там написали-нарисовали, поставили подписи, а потом пришли в суд. И судья теперь должен принять решение, кто прав, кто виноват на основании этих бумажек и их устных показаний», – отмечает г-н Меренков.

Следующая проблема: оценка ущерба. Единой методики в России нет до сих пор. Три эксперта – три оценки, плюс собственные оценки у страховой компании и автосервиса. Итого: пять разных сумм. В сентябре РСА составил таблицы по оценке стоимости запчастей, которые наиболее часто страдают при незначительных ДТП. Но затем случился кризис. Девальвация рубля, повышение пошлин – и сегодня очень трудно сказать, какой перечень запчастей уложится в сумму 25 тысяч рублей. К тому же у разных марок цены на запчасти изменились по-разному: у кого-то на 5%, у кого-то на 60%.

«Понятно желание поскорее приблизиться к европейскому уровню. Но следует помнить, что в Европе закон отрабатывался в течение 30 лет, там накоплен богатый опыт по механизмам разрешения споров, разногласий, – замечает глава «Северной казны». – И законодательство у них несколько другое. Если во Франции, например, Гражданский кодекс действует со времен Наполеона, то мы этим похвастаться не можем. Как и европейской законопослушностью».

При разработке закона также были проблемы и с налоговым кодексом, который при выплате страхового возмещения предусматривает удержать с пострадавшего, получившего страховое возмещение по прямому урегулированию, соответствующий налог. «Странно, но, по налоговому законодательству, страховое возмещение считается прибылью, хотя какая же это прибыль, когда человеку машину разбили?» – говорит начальник отдела автострахования филиала «Россгосстрах» в Тюмени Сергей Окунев. Правда, позже представитель «Росгосстраха» в беседе с корреспондентом 72.ru сообщил, что проблема с налоговыми органами решена, и налог с компенсации взиматься не будет.

Начальник отдела пропаганды безопасности дорожного движения ГИБДД Тюменской области Анжела Борисова заметила, что закон помог бы Госавтоинспекции, однако для того, чтобы он полноценно заработал, потребуется время: «Мы безусловно заинтересованы в том, чтобы наряды ДПС не вызывались на множество незначительных столкновений, чтобы инспекторы могли заниматься своей непосредственной работой. Сегодня, к сожалению, очень много времени у патрулей уходит на разбор мелких ДТП: трещины, царапины, помятый бампер. Люди стоят, теряют время, образуются пробки. Поэтому наша позиция проста и понятна: урегулирование незначительных ДТП без привлечения ГИБДД будет выгодно всем. Мы же будем выезжать только на разбор серьезных происшествий с пострадавшими. Но я считаю, что эта система заработает еще не скоро. Обращение в ГИБДД – это все-таки гарантия, что пострадавший получит возмещение».

Кредитный брокер, заместитель директора компании «Юником» Максим Гуженко поделился, что его компания сегодня предлагает своим клиентам в случае ДТП действовать по-старинке: «Одна из наших задач – ликвидация безграмотности населения. В некоторых компаниях лишь заключают договор, но не проводят с клиентами консультации, не снабжают памятками. Поэтому нередко автовладелец толком не знает, что такое ОСАГО и как это работает. Сейчас мы советуем клиентам пока действовать по прежней схеме: вызывать на место ДТП сотрудников Госавтоинспекции».

Владимир Раков подчеркнул, что высказывает субъективную точку зрения. Тем не менее, с ним, уверен, согласятся миллионы российских автолюбителей. «Я однажды в интервью заявил: я ни один контракт не подпишу, если там будет более двух «если». Новые плавила ОСАГО состоят из сплошных «если». Очень часто практически невозможно определить виновника ДТП. Нет единой методики определения ущерба. А здесь водитель должен прямо на месте на глаз определить, выходит ущерб за пределы 25 тысяч рублей или нет», – отмечает г-н Раков.

Глава Союза автомобилистов предложил рассмотреть другие спорные моменты, которые никак не учтены в поправках. Представим, что участники происшествия договорились о виновности, с горем пополам определились с суммой ущерба. Но ведь они еще должны нарисовать схему ДТП. «Простите меня, не каждый офицер ГИБДД способен правильно ее составить. А вы хотите, чтобы человек, который впервые видит эту схему, знал условные обозначения, привязки к местности, от какого края бордюра и в чем – в футах, в дюймах – мерить расстояние до автомобиля», – усомнился президент Союза автолюбителей.

По мнению Владимира Ракова, сегодняшние поправки вызваны желанием всероссийского страхового лобби сократить убытки по ОСАГО путем очистки рынка от мелких и недобросовестных компаний. Их клиентов получат крупнейшие игроки рынка и соответственно «распилят» доходы. «Сегодня на страховом рынке работает 166 компаний. Сегодня все говорят о том, что скоро сотня из них закроется. С одной стороны, это хорошо, потому что потребитель будет огражден от сомнительных фирм и мошенников, которые продают за 500 рублей поддельные полисы. Но не это прежде всего волнует страховщиков», – отмечает г-н Раков.

По данным Союза автолюбителей, на начальном этапе действия ОСАГО компании собирали на автостраховании от 70 до 85 миллиардов рублей. Только по официальным данным, в это время ежегодная чистая прибыль страховщиков составляла от 17 до 24 миллиардов рублей. И в соответствии с прогнозами по статистике ДТП и стоимости ремонтных работ на ближайшие годы страховщики рассчитывали и дальше получать сумасшедшие деньги через ОСАГО. Однако затем заработало автокредитование, автопарк в России вырос вдвое, стремительно расплодившиеся (на волне спроса на их услуги) автошколы стали, как на конвейере, выпекать новоявленных водителей. В итоге на дорогах страны оказалось полтора десятка миллионов, мягко говоря, неподготовленных новичков, которые стали биться со страшной силой. Этого страховщики не учли. И получили бомбу: колоссально выросло число ДТП, соответственно повысились объемы выплат. И доходы упали в разы. При этом статистика мелких аварий составляет от 50 до 70 процентов от общего числа дорожно-транспортных происшествий. Вот и возникла необходимость внести изменения, чтобы вновь сделать ОСАГО прибыльным.

В России вообще не работает, это было придумано всего лишь как рычаг для сбора денег с российских автолюбителей, уверен Владимир Раков. А по европротоколу хлопоты пострадавшего и сроки ожидания выплат только возрастут. К тому же у страховщиков станет больше оснований отказать в выплате, считают в Союзе автолюбителей.

Глава «Северной казны все же вступился за ОСАГО: «По поводу того, что система не работает, приведу статистику. По официальным данным, до 2003 года в России пострадавшие в ДТП ежегодно получали с виновников сумму, эквивалентную нынешним 200 миллионам рублей. Для сравнения, в 2008 году по ОСАГО пострадавшим было выплачено 46 миллиардов рублей».

В то же время страховщики ищут варианты улучшения работы ОСАГО. Сергей Окунев поведал, что в свое время «Росгосстрах» пытался внедрить систему, при которой пострадавший получал бы не деньги, а ремонтировал машину на СТО, и страховая компания выдавала бы компенсацию сервисному центру: «В Сургуте в 2003–2004 годах таким образом у нас получали услуги ОСАГО около половины клиентов. Но проблема была в сроках: по нормативам с клиентом, в данном случае с СТО, нужно было рассчитаться в течение 15 дней после обращения. А на СТО случалось, что нет нужной запчасти, надо заказывать, ждать, в итоге мы не могли вовремя произвести выплату. За это получали предписания от страхнадзора. Пришлось от этой схемы отказаться, хотя она показала себя вполне жизнеспособной – жалоб со стороны пострадавших не было».

Работа непосредственно через СТО помогла бы решить многие проблемы, поддержала коллегу страховой брокер Татьяна Панкова: «Не возникнет вопроса, чья компания кому должна выплачивать компенсацию, с налоговой не станет проблем, и мошенникам не будет смысла устраивать ДТП, если денег они все равно не получат».

Владимир Раков на это заметил, что тогда всем страховщикам придется заключать договора с официальными дилерами всех марок, на которых ездят их клиенты: «Владелец дорогой иномарки не согласится на то, чтобы его машину в каком-нибудь в гараже ремонтировал условный дурдыкулиев». На эту реплику последовало предложение заключать договор каско. Реакция президента Союза автолюбителей была бурной: «Того, кто придумал каско, вообще надо придушить. Это породило всеобщее хамство на дорогах. Купили какому-нибудь «чуду» на 18-летие машину со всеми страховками, этот отморозок – пьяный, обколотый, жаждущий самоутвердиться перед девушками и друзьями – начинает беспредельничать. Врежется в кого-нибудь: у человека горе, а этот похихикал, вызвал аварийного комиссара – и никаких проблем».

Александр Меренков возразил, что если клиент попал в ДТП в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, компенсации по каско он не получит, такое правило есть у всех страховых компаний. А также уточнил, что, согласно исследованиям, хамскому поведению водителей способствовало введение именно ОСАГО, а не каско.

Журналисты поинтересовались: откуда взялась сумма 25 тысяч? Глава «Северной казны» пояснил, что это цифра чуть выше средней суммы выплат по страховому случаю. По предварительным расчетам, примерно 70–80% мелких ДТП должно было попадать в этот диапазон. Однако прогнозы делались до кризиса, так что теперь, возможно, сумма уже не совсем соответствует реалиям. Поднимут ли ее впоследствии законодатели, пока сказать трудно.

«В Европе в свое время проявили политическую волю и утвердили единые программы оценки ущерба, – говорит Меренков. – У нас же единого решения до сих пор не принято. Есть программа НАМИ, европейские программы, Минтранс же занял в этом вопросе отвлеченную позицию, мол, как хотите – так и оценивайте. Это же министерство никак не разработает базу данных экспертов-техников, которую от нее требовало правительство еще в 2003 году. Если бы наши женщины так долго рожали, страна бы вымерла давно».

Если бы была принята единая программа оценки, клиент сам мог бы выбирать, как получить компенсацию – деньгами или услугами СТО, заметил Сергей Окунев: «Ведь по единой утвержденной программе оценки сумма выходила бы одна и та же».

Сегодня же оценщики по-разному пользуются поправочным коэффициентом, имеют разную информацию по ценам на детали и нормочас. Александр Меренков обратил внимание, что единая программа была бы невыгодна дилерам, которые являются монополистами по своему бренду в отдельно взятом регионе, ведь сейчас такой дилер имеет возможность выставлять цену ремонта на свое усмотрение: «Когда наша компания обращалась к дилерам с просьбой обосновать цену ремонта, ответ как правило был один: «Коммерческая тайна». До кризиса срок окупаемости дилерского центра составлял максимум два года. И основные деньги зарабатывались на услугах СТО, а вовсе не на продаже автомобилей. Политика цен на запчасти и ремонт по большому счету ничем не лимитирована. Поэтому салон заинтересован привязать клиента к своему СТО, не отдавать страховой компании замененные запчасти и установить ту цену на нормочас работы, которую дилер считает нужной для скорейшей окупаемости своего бизнеса».

Представитель РСА привел данные по Екатеринбургу, Челябинску и Перми, согласно которым 70% запчастей, которые якобы устанавливаются как новые, являются восстановленными. По Тюмени таких данных пока нет. Также есть информация, что до 50% машин не ремонтируются в сервисных центрах, а под покровом ночи вывозятся в гаражи, сообщил Меренков. Автолюбителям стоит об этом знать.

Заседание помогло выявить, что в вопросах оказания услуг по ОСАГО у автолюбителей и без нововведений накопилась к страховщикам масса претензий. Но главное: обе стороны дискуссии сошлись на том, что новые поправки не принесли радости ни тем, ни другим. И предстоит еще долгий процесс доведения закона и преодоления опытным путем различных сложностей, которые придумали для нас законодатели.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!